Рекламно-информационный портал

Категории

Уважаемые посетители сайта! Будем благодарны Вам за оперативно высказанные мнения о наших авторах и публикациях.

Предлагайте темы. Задавайте вопросы.

 

14 06 2018Красное знамя

Главный вектор жизни

«У меня сложный путь, при этом он типичен для советского инженера, который сделал себя сам», — говорит о себе  главный эксперт проектного офиса по общепромышленной деятельности СХК доктор технических наук  Виктор Шамин. 

Биография его может показаться необычной и в чем-то парадоксальной: в 18 лет после окончания ГПТУ в Красноярске-26 он направлен работать на Сибирский химический комбинат, в 21 окончил школу рабочей молодежи, затем был институт, и в 36 защитил кандидатскую диссертацию, а в 40 стал Лауреатом премии Совета Министров СССР. Виктор Иванович — автор более 70 научных работ и 14 изобретений, разработчик технологий, которые заняли достойное место в российской атомной промышленности. Главный вектор жизни Виктора Шамина, 25 мая отметившего свое 70-летие, — стремление к знаниям и исследованиям, или, как он сам это называет, «любопытство без меры». 

 

Аппаратчик без «газировки»

Детство его в алтайской деревне Петровке было трудным, мать растила сына одна. «У деревенских паспортов не было, мать все изумлялась: даже у колхозного быка был паспорт, а у нее — нет», — вспоминает Виктор Иванович. Появившийся отчим не внес в жизнь мальчика ничего полезного, но тут сработала пословица: не было бы счастья, да несчастье помогло. «Несчастье» в виде отчима мотивировало к самостоятельной жизни. Подросток случайно увидел в газете объявление, что ГПТУ в Красноярске-26 объявляет набор на аппаратчиков.  

— Понятия не имел, что за профессия, единственные аппараты, которые видел, — в городе с газировкой, думал, наверное, научат в них воду заряжать, — улыбается своей детской наивности Виктор Шамин. — Поступил. Учился я истово, всегда был любопытен без меры. «Доставал» на практике своими вопросами специалистов, иногда с преподавателями спорил. Через два года нас выпустилось в ГПТУ порядка 250 молодых рабочих самых разных профессий, но пятый разряд получили всего трое или четверо, и я в их числе. 

В июле 1966 года Виктор Шамин вместе с 15 сокурсниками прибыл по распределению на СХК, на сублиматный завод. Из полутора десятка его сотоварищей к августу-сентябрю осталось пятеро: остальные не выдержали психологического прессинга и груза ответственности. От рабочих  требовали план, на результатах их работы была завязана вся техническая цепочка комбината, поэтому за малейшее невыполнение плана спрашивали очень строго. Исполнитель всегда остается крайним, но часто не по своей вине — ведь на его плечи ложатся инженерные недоработки технологов. Эту простую истину Виктор Иванович понял очень быстро и со свойственной ему дотошностью начал докапываться до сути. Пришел к выводу, что знаний не хватает, надо учиться.  

Без отрыва от производства окончил школу рабочей молодежи, поступил на вечернее отделение ТПИ в Северске. «Это было замечательное время и замечательный способ  подготовки инженеров, — вспоминает он. —  Нисколько не жалею, что прошел именно такой путь, даже когда сравнивал себя с теми, кто учился в институте очно. Понимаю, что мои знания были нисколько не меньше, а в чем-то — даже больше, потому что я лучше знал производство, в итоге это давало более глубокое понимание процессов».  

Окончил вуз с красным дипломом и занял должность начальника смены. Быстро понял: не его. Задачи начальника смены — качественно исполнять регламенты, инструкции и распоряжения по управлению технологическим процессом,  которые пишут руководители технологии в цехе. А ему хотелось большего, и он добровольно перешел на более низкую, но более интересную для него должность инженера-технолога цеха. 

 

«И тут является Шамин»

И вот здесь Виктор Шамин принял столь творческое участие в развернувшейся модернизации производственных процессов, что за внедрение комплекса работ по совершенствованию технологии получения фтороводорода вместе с коллегами — начальником цеха Юрием Томашем и начальником техотдела завода Юрием Кобзарем — был удостоен премии Совета Министров. «Нам удалось создать такую технологию, когда содержание в сбросах полезных веществ было уменьшено фактически на порядок, — поясняет он. — В сумме это дало очень серьезную экономию за счет снижения затрат и существенно повысило эффективность использования ресурсов. Эта технология работает и поныне».  

Почему ему приходит в голову что-то менять в технологической цепочке? Наверное, по причине все  той же природной «безмерной любознательности». Когда тот или иной процесс идет в течение многих лет, к нему привыкают и работают по трафарету. Но знания — вот главный двигатель прогресса. «Если мы знаем, что есть другие технологии, позволяющие более эффективно использовать сырье, тогда почему мы это не делаем? — размышляет Виктор Шамин. — Надо двигаться в этом направлении, надо что-то менять. Модернизировали оборудование и технологию — получился полезный результат, который оценили на самом высоком уровне». 

Одновременно, работая над этой проблемой, он поступил в аспирантуру. Для диссертации взял тему, не относящуюся к основной работе, связанную с получением  МОКС-топлива для атомных станций. Сейчас эта тема популярна, но тогда, в конце 1980-х, это была «терра инкогнита». «Процесс этот всех интересовал в то время, и я подключился, моими научными руководителями были Олег Лобас, замдиректора по науке Отделения ТПИ, и доктор технических наук Евгений Филиппов из ВНИИХТ, — вспоминает Виктор Шамин. - Работать по диссертационной теме приходилось в основном вечерами. Попытался создать установку для получения микросферических частиц. Получалось не сразу, 8 месяцев непрерывных поисков, связанных в основном с разочарованиями. А не получалось только потому, что  надо было сначала собственный уровень поднять. Но все же добился результата. Испытал ощущение творца. Когда ты что-то задумал, и это рождается в металле, когда видишь, что все это заработало, наступает состояние счастья». Этот способ получения микросферических частиц для МОКС-топлива запатентован и используется на практике.  

Знания, приобретенные за время работы над диссертацией, не находили применения на сублиматном заводе, эта ситуация определила дальнейший путь. Виктор Иванович перешел на радиохимический  завод и вскоре стал заместителем начальника цеха. Оказалось, что именно его тут и ждали: на заводе уже три года «работала» установка для получения ультрадисперсных порошков, которая при проектной производительности 30 тонн в год едва выдавала 600-900 килограммов. Загадка? Определенно. 

Проанализировав работу оборудования установки за все три года, Виктор Иванович пришел к выводу, что ее проект был недостаточно проработан, а оборудование не соответствовало своему назначению. Он добился, чтобы 90% аппаратов заменили, и установка вышла на свою плановую производительность. 

«На это ушло два года, — замечает он. — Мало того, что все надо самому  придумать, исследовать, испытать, так надо еще всех убедить, что это единственно правильный вариант решения. А это время». Это сейчас все знают, что Виктор Иванович Шамин на комбинате — заслуженный авторитет, носитель «критических знаний» предприятия, а ведь когда-то было, что и такое он мог в свой адрес услышать: «Мы тут 30 лет работаем, и вдруг является какой-то Шамин и говорит, что технология организована неправильно». 

 

Конверсия и диоксид титана

В начале нулевых, когда Виктор Иванович работал начальником лаборатории радиохимического завода, начались новые веяния: в связи с остановкой реакторов и предполагаемым закрытием производств радиохимического завода, участвовавших в «атомном проекте №1», руководство СХК инициировало замещающее производство, связанное с переработкой природного урана. 

— Нужно было все досконально изучить и понять, какие технические процессы создать, чтобы перейти с одного производства на другое, — рассказывает  Виктор Иванович. — Разработка технологий аффинажа природного урана на оборудовании радиохимического производства стала основой моей докторской диссертации, которая была защищена в 2012 году. 

В основу научной работы легло то, что разработано совместно с учеными и  практикующими инженерами радиохимического завода, основные положения диссертации доктора технических наук внедрены в действующем производстве.  

Сейчас Шамин увлечен разработкой и внедрением нескольких технологий, одна из главных — производство диоксида титана, который является основой любой краски и закупается в зарубежье многими десятками тысяч тонн.  

— Мне предложили поискать подходы к технологии производства диоксида титана, чтобы она была приземленной и  работающей, при этом, в соответствии с приоритетами компании, эффективной и безопасной, — рассказывает неутомимый исследователь. — Знания и опыт позволили создать оборудование, которое еще нигде в мире в технологии диоксида титана не применяется. Наш конструкторский отдел разработал проектную документацию, уже изготовлены опытные образцы, проведен их монтаж в производстве. Нигде в мире нет фторидно-сублимационной технологии, мы создаем ее впервые, здесь важно не путать: способы — их многие десятки, а технологии фторидной не создано. 

Еще он сетует на то, что молодежь сегодня не очень охотно идет в науку, вспоминает советское время, когда сам комбинат был могучей научной школой, а в год его инженеры создавали около сотни  изобретений. «У нас масса интересных вещей происходит, такого нигде в мире больше нет, все это надо осмысливать, на этом не одну диссертацию можно защитить», — убежден он.  

А еще Виктор Иванович основал династию «атомщиков»: дочь работает  в отделе главной  бухгалтерии СХК, сын трудится аппаратчиком на сублиматном заводе. Он счастливый дедушка — его радуют три внучки.  

— У вас есть хобби? — задаю вопрос напоследок. 

— О, это моя любимая тема, — улыбнулся собеседник. — Проходил я как-то медкомиссию, спрашивает меня психиатр: «У вас есть хобби?». Отвечаю: «Мое хобби — моя работа». Мне в жизни повезло, я всегда делаю то, что хочу. Не потому что я своевольный. Так получается: совпадает то, что мне интересно делать, с тем, что  нужно для производства. Так что мое хобби — моя работа, пока не могу представить, что я на пенсии. 

Юлия КЛИМЫЧЕВА. 

комментарии
Имя
Комментарий
2 + 2 =
 

634029, Томск,

пр. Фрунзе, 11-Б