Рекламно-информационный портал

Категории

Уважаемые посетители сайта! Будем благодарны Вам за оперативно высказанные мнения о наших авторах и публикациях.

Предлагайте темы. Задавайте вопросы.

 

14 05 2018Выходной

«ОТКУДА ЧЕРПАЛИ СИЛЫ ВСЕ ЭТО ПЕРЕЖИТЬ?»

Очередная годовщина Победы всякий раз вызывает всплеск воспоминаний о пережитом. В памяти разворачиваются такие невероятные для современного человека картины прошлого, что диву даешься и невольно спрашиваешь себя: «Господи, неужели это было со мной?» И приходится отвечать самой себе: «Не только было, но и откуда-то нашлись силы, терпение, великое желание помочь Красной армии одолеть врага, фашистскую темную орду, вторгшуюся на нашу землю».

Наша крохотная деревенька, появившаяся  на высоком прибрежье таежной Кети в начале 30-х годов прошлого века, носила говорящее название Малышка и насчитывала всего 16 дворов. Основали ее невольные жители здешних суровых мест, принудительные переселенцы с Алтая. Раскулачивали самых трудолюбивых и многодетных мужиков, силой политического произвола отрывали от родной земли, бросая в преисподнюю северных необжитых мест, обрекали на муки голода и холода, лишения и потери близких. Около ста детей жило в 16 семьях Малышки. Как и старики, они не выдерживали первыми. Быстрее, чем сама деревня, росло детское кладбище.
Мою маму Агафью Демидовну, по злой иронии судьбы родившуюся в один день и год со Сталиным, выслали одну с семерыми детьми. Было еще пятеро старших, но они успели обзавестись семьями и под разнарядку не попали. Отец Михаил Осипович сильно пострадал на Гражданской войне, сражаясь за светлое будущее на стороне красных. Имел боевой орден, врученный по семейному преданию самим Лениным. В черный день, когда высылали нашу семью, он находился в Барнауле, где готовился к решающей операции по удалению пули. Узнав от старшего сына Николая о случившейся беде, папа отказался от лечения и поехал на поиски родных. Искал он нас целый месяц. В конце концов, измученный, переволновавшийся папа смог обнять нас, своих кровиночек, заброшенных на Север. Но дни его, увы, были уже сочтены. Перед Новым 1932 годом наш папа скончался и стал первой жертвой среди новоселов Малышки.
Безмерное горе мамы разделили все земляки. Однако надо было жить дальше, спасать семерых, мал мала меньше детей. К чести нашей мамы-героини, не уберегли только пятилетнего Сашу, остальные шестеро выжили всем смертям назло, вынесли испытания «кулацкой голгофой». Я уже в свои неполные восемь лет подвозила копны на лошади во время сенокоса.
Нынешним детям и подросткам и присниться не могло, на что были способны их сверстники  военной поры. Тыл – фронту! Бойцов нужно корить, одевать, вооружать. О себе не думали. Главное  - Победа, в которую верило большинство. Крохотная Малышка вносила свой заметный вклад. Небольшие поля превратили в парниковое хозяйство. Здесь работали женщины, имевшие детей. Но главная страда начиналась, когда прорастала колба. Собирали ее 11-12-летние подростки. Сбор был поставлен на поток. Выезжали на 4-тонной лодке, поднимаясь по речке Анге на 25 километров. Набирали мешки и возвращались сплавом. Помогали взрослым перебирать и солить колбу как капусту. Отправляли витаминную продукцию на фронт. Сами питались скудно. Хлеба по 500 г.  Остальная пища – вода и колба, пока не появлялась первая ягода. Редко, ночуя дома, получали кружку молока.
В сезон сбора брусники жили кочевым табором, располагаясь возле костра. От гнуса выручал деготь. Голову намочим и в таком виде идем в лес. Наверное, и медведь испугался бы, увидев нас таких. Сидишь неделю в бору. Потом на другое место и так до снега. Я лично свою норму, пять ведер в день, всегда держала. А надо еще вынести ягоду к пункту сбора, отвеять, перебрать. Тех, кто набирал много ягоды, ничем не поощряли, только лишний трудодень запишут и все. Не знаю, откуда мы брали и черпали силы все это вынести и пережить? Бывало, к вечеру так устанешь, что ни ногой, ни рукой не пошевелить. Лежим у костра под соснами и смотрим в звездное небо. Найду, что светит поярче, и прошу: «Звездочка, звездочка, передай привет моему братику Павлу туда, где он бьет фашистов». Так и общались помимо писем, пока не пришла похоронка в 1944 году.
После войны наш колхоз распустили. Большинство женщин ушли работать в КБО, а я стала учиться в 1946 году. Собрали нас, пропустивших четыре года учебы, и независимо от возраста предложили вернуться в школу. В декабре того же года тем, кто, по мнению учителей, собиравших данные о каждом подростке, отличился в годы войны, вручили в торжественной обстановке медали «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» Героями себя мы вроде не чувствовали, но было приятно, что труд заметили взрослые.
Раиса ИЩЕНКО, труженица тыла.

комментарии
Имя
Комментарий
2 + 2 =
 

634029, Томск,

пр. Фрунзе, 11-Б