Рекламно-информационный портал

Категории

Уважаемые посетители сайта! Будем благодарны Вам за оперативно высказанные мнения о наших авторах и публикациях.

Предлагайте темы. Задавайте вопросы.

 

14 03 2017К 100-летию нашей газеты

Страницы моей жизни

Как-то даже самому не верится, что из ста лет, исполняющихся нашему «Красному знамени», уже 55 лет я в нем работаю. Написал «работаю»,  а не «сотрудничаю», «публикуюсь» или еще как-нибудь. Написал «нашему», хотел даже написать «моему, а не «главной газете области», «старейшей газете». Уверен, что краснознаменцы – все они моложе меня! - не увидят в этих словах какого-то бахвальства, зазнайства, нескромности. Моя газета! Мое место даже не службы, а служения собственным убеждениям, интересам многих моих товарищей, граждан области, интересам нашей жизни…

Мудрецы утверждают, что настоящая жизнь человечества начнется, когда люди перестанут работать только ради куска хлеба, ради своего существования. Они станут жить ради работы, получая радость от труда как такового. Творческие люди уже сегодня именно так и живут. Им вовсе нелегко, не зря мы часто слышим о «муках творчества», но как же они счастливы, преодолевая эти муки, достигая иногда скромных, иногда  значительных, но всегда - собственных побед в своем деле. Моя работа в СМИ, и, конечно, прежде всего в «Красном знамени» - частичка этого дела, хотя ни в какой трудовой книжке она не обозначена.
Собственно, после этого откровенного признания в любви и преданности, можно, пожелав газете еще не один век успешной работе, верных читателей и большого тиража, а всем, кто ее делает, здоровья, новых успехов и приличного заработка, поставить точку. Но накануне ее столетия и моего «краснознаменного трудового пятидесятипятилетия» о многом и о многих хочется сказать.
Деталей не помню, но человеком, впервые вовлекшим меня в «Красное знамя», была Елена Григорьевна Николаева. Тогда, в 1962 году, меня впервые избрали секретарем парторганизации педагогического института, а посещение собраний крупных партийных организаций журналистами органа обкома КПСС было делом для них привычным. Если добавить, что директором нашего вуза (словом «ректор» тогда называли только руководителя ТГУ) был Иван Сергеевич Карпенко, не столько, может быть, крупный ученый-химик и педагог, сколько опытный партийный работник, если добавить еще, что в шестидесятые годы проблемы образования были предметом пристального интереса руководства страны, то, наверное, станет понятен уровень контактов ТГПИ и нашей газеты, комментарии тут не нужны. Едва ли не еженедельно газета обращалась к учителю, его подготовке, школе, педвузу.  Это была добрая традиция, следование ей  – одна из характеристик стиля нашей газеты и в наши дни.
Мне более всего запомнилась своеобразная методика работы Елены Григорьевны с внештатными авторами. Попытаюсь – вообще-то это невозможно – рассказать об этой методике.
Понедельник. Телефонный звонок. «Вы знаете грустную школьную статистику: из десяти детей один учится плохо, семь - посредственно? В стране идет разговор о качестве, а что же в школе?» - «Да об этом любой учитель знает!» - «К четвергу сделаете статью?» - «Какую статью? У нас сейчас конец сессии, совершенно нет времени, не успею, да и, пожалуй, не сумею…» - «Значит, договорились, вечером в четверг жду». Мы ни о чем не договорились, но от ее натиска отбиться было невозможно. Ну как тут не вспомнить мысль о том, что газета не только пропагандист и агитатор, но еще и организатор! Николаева и сама неплохо писала, но в памяти моей остались не ее статьи, а ее завидная настойчивость. Постоянное наличие в газете таких организаторов – тоже характеристика «Знамени». Попробуйте отказать Татьяне Кондрацкой, Нине Маскиной, Владимиру Федорову! Есть еще порох в пороховницах, не ослабела журналистская сила!
Второй мой «родитель» в газете – Борис  Бережков. Полвека назад мой научный шеф В.М. Брадис (уверен, не менее половины читателей помнят составленные им «Школьные математические таблицы», а все учителя математики знают написанный им первый в России учебник методики) попросил меня помочь его гимназической знакомой М.В. Волянской в деле увековечения памяти ее дочери, известной советской писательницы Галины Николаевой. Творчество Николаевой тогда было известно, наверное, всем гражданам СССР, но то, что она – наша землячка, не знал почти никто. Борис Ростиславович Бережков, журналист высочайшего класса, великолепный собеседник, интереснейший человек, к которому я пошел за советом, сразу понял, какой материал попал мне в руки, что и как надо с ним делать. Поездки в Усманку и Мазалово, контакты с партийными и советскими работниками, газетные публикации… Мне, в общем-то, удалось выполнить просьбу Владимира  Модестовича, но именно Бережков оказался моим деликатным и мудрым наставником. Сколько он и дальше помогал мне писать о театре, литературе, искусстве, о прошлом Сибири и Томска! Его уже давно нет с нами, но что-то «бережковское» - требовательность к языку, общая культура, человечность, понимание значимости того или иного факта,  в газете осталось.
Не хочу в юбилейной статье вспоминать трагическую тему нашей истории – репрессии. Скажу только, что в восстановлении доброго имени прекрасных людей Борис Ростиславович тоже оставил свой добрый след. А как он помогал всем нам в установлении судьбы невольного томича Николая Алексеевича Клюева! Все ли об этом помнят?
Смысл фразы «вся русская литература вышла из гоголевской шинели» в том, что «Шинель» породила гуманистические традиции нашей словесности. Конечно, звучит немного пафосно, но скажу, что все лучшее в томской журналистике вышло из «Красного знамени». Имею в виду не только содержательную, духовную, нравственную составляющую, но и кадровую. Тут немало далеких от творчества причин, но  едва ли не все наши толковые журналисты хоть немного, но работали в «Красном знамени», хотя потом многие разбежались по возникшим на переломе эпох бесчисленным новым изданиям и даже ушли из журналистики, но «Знамя»  было для них знаменем, школой, прежде всего – школой работы с людьми.
В  1981 году Минпрос СССР и Государственный комитет по внешним экономическим связям командировали меня в Министерство просвещения («воспитания и обучения»)  Демократической республики Афганистан. И первые мои публикации оттуда появились не в «Учительской газете», в которой, не имея собкора в ДРА, полушутя называли меня таковым, а именно в «Красном знамени». А главным организатором дела (я же не имел каких-либо спецканалов связи - обыкновенная почта с естественными для писем из воюющей страны цензурными задержками и прочими ограничениями!) был  С. Выгон. Я знал его с 1953 года, когда стал учителем школы № 9, а он учился в восьмом классе. После школы мы долго не виделись, а потом встретились в «Молодом ленинце», где работал своеобразный человек, учитель физики той же школы, краевед и публицист Дмитрий Каргополов (ох как бы надо было написать об этом истинно томском интеллигенте!). В «молодежке» Соломон Львович организовал публикацию ряда   моих заметок и первых глав книги о Галине Николаевой. Вскоре он стал одним из ведущих журналистов нашей томской «Шинели», наши добрые отношения сохранились и сохраняются и по сей день (он сейчас в «АиФ»). Не все было тогда гладко и просто. Ведь одна из главных ошибок тогдашнего руководства страны заключалась в полном отсутствии пропагандистского обеспечения ввода так называемого «ограниченного контингента» наших войск в Афганистан. В результате многие граждане СССР считали действия руководства страны авантюрой, наших погибших героев  хоронили чуть ли не тайком… Сегодня многие люди рассуждают иначе, а СМИ, власть и пропаганда совсем по-другому освещают службу и подвиги наших воинов в Сирии, с РФ даже не граничащей.
А тогда мои статьи и очерки (правда, конечно, не о боевых действиях, не о том, как наш «Вазарат» пытались взорвать и так далее, а о детях, учителях, школе) были продиктованы  моим пониманием событий. Не скажу, что газета сразу во всем меня поддержала, это было невозможно, но все же меня называли «нашим человеком в Кабуле», и мои мысли не искажали. Потом из этих заметок возникла книга «Афганские встречи», о которой тепло написал Виктор Лойша, тоже работавший в «Знамени». А главное тут  в том, что «Знамя» все сто лет позволяло своим авторам иметь собственное мнение, вовсе не всегда совпадающее с мнением редакции или еще кого-то.
Назвал несколько дорогих мне товарищей по газете… Ох как же хочется сказать хотя бы по две три фразы обо всех… О тех, кого уже нет с нами, вспомнить Владимира Александровича Кузьмичева, Александра Николаевича Новоселова, Викторию Францевну Брындину, Виля Липатова, Иосифа Мизгирева, Эдуарда Бурмакина, Володю Моисеева, Эдуарда Стойлова, Женю Фролова… Пожелать здоровья, творческих успехов, домашнего благополучия всем, кого, я знаю и искренне уважаю, кому я многим обязан – Тане Весниной,  Нине Губской, Лене Сидорович, Сергею Заплавному,  Вадиму Макшееву, Леониду Левицкому, Роману Романову…
Кого-то забыл? Ничего подобного, может быть, забыл назвать, но и в памяти, и в сердце все они остались, они, как и само «Красное знамя», - лучшие страницы того, что я написал, того, что еще напишу, лучшие страницы моей жизни. Спасибо, моя газета! Поздравляю с юбилеем  всех, кто ее делал, делает и будет делать, всех, кто ее читает и  много лет еще будет читать!
Лев ПИЧУРИН,
читатель «Красного знамени»
с июня 1946 года, автор с 1962-го.

комментарии
Имя
Комментарий
2 + 2 =
 

634029, Томск,

пр. Фрунзе, 11-Б