Рекламно-информационный портал

Категории

Уважаемые посетители сайта! Будем благодарны Вам за оперативно высказанные мнения о наших авторах и публикациях.

Предлагайте темы. Задавайте вопросы.

 

03 11 2009Красное знамя

Нельзя было не любить

Его сердце остановилось 18 октября за тысячи километров от Сибири. Но здесь, в Томске, его смерть болью отозвалась в сердцах сотен ученых, докторов, пациентов. Как-то не верилось, что Евсей Давидович Красик больше никогда не позвонит из Израиля, не поинтересуется, как обстоят дела на кафедре психиатрии, в областной психиатрической больнице…

 

Заведующий кафедрой психиатрии СибГМУ, научный руководитель отделения эпидемиологии НИИ психического здоровья СО РАМН, заслуженный врач РФ, профессор, доктор медицинских наук... Его жизнь во многом определяется временем: нелегкая, стремительная, богатая на события, открытия и интересные встречи. Он привык добиваться поставленных целей, считая, что человек – сам кузнец своего счастья, строитель своей судьбы.
Окончив с отличием среднюю школу в 1941 году, Евсей Красик поступил в Новосибирский институт военных инженеров транспорта. Однако юношеской мечте о карьере инженера не суждено было сбыться – помешала война. В августе 1942 года он ушел добровольцем на фронт, иначе поступить не мог. Но, вопреки ожиданиям, его  направили учиться в Томское артиллерийское училище. В действующую армию Евсей Давидович все же попал, но  уже после окончания учебы – в 1943 году: командовал взводом, батареей, разведкой артбригады, был старшим помощником начальника разведки 20-й пушечной дивизии, пройдя путь от Курска до Кенигсберга. Был ранен, контужен. Награжден тремя боевыми орденами и медалями… День Победы для него на протяжении всей жизни был главным, святым  праздником. Поздравить ветеранов он считал своим долгом, а  еще – рассказать детям и внукам о той войне, о великом народе…
Говорят, что после войны многие вернулись совершенно иными людьми. Возможно, но  Евсея Давидовича жизнь закалила, но не озлобила, не сломила, жизненный стержень, целостность натуры остались крепки. После демобилизации в 1946 году Красик поступил на лечебный факультет Ивановского медицинского института, выбрав самую мирную профессию на земле, в 1952 году окончил его с отличием. 
Пройдя  фронтовую школу жизни, Евсей Давидович оказался человеком очень настойчивым, целеустремленным и удивительно жизнелюбивым.
С 1952 года Красик - зав. отделением, а с 1955-го – главный психиатр Рязанского областного психоневрологического диспансера. А в 1967 он возглавляет кафедру психиатрии уже Томского мединститута. С 1982 года по совместительству является старшим научным сотрудником Сибирского филиала Всесоюзного научного центра психического здоровья АМН СССР, с 1986 по 1993 годы становится руководителем отдела эпидемиологии НИИ психического здоровья ТНЦ АМН СССР. Ученое звание профессора по кафедре психиатрии присвоено Евсею Давидовичу в 1969 году.
Как-то ректор СибГМУ Вячеслав Новицкий сказал, что в мире медицины профессор имеет особый статус, во многом отличный от статуса профессора любого другого вуза:
- Профессор-медик должен быть абсолютно авторитетной фигурой не только у своих студентов и коллег, но и в среде пациентов, в том числе пациентов потенциальных, к коим можно отнести каждого. А значит, профессору медицины мало быть высоким профессионалом своего дела. Это, как говорится, само собой разумеется. Он должен учить студентов искусству врачевания, поэтому в идеале должен быть и философом, и психологом, хорошо разбираться в естествознании в целом, быть высокообразованным, гуманным, любящим людей человеком. Не случайно говорят, что врачом быть почетно, но вдвойне почетнее миссия тех, кто учит искусству врачевания.
Александр Агарков, профессор, главный врач Томской областной психиатрической больницы, считает, что сказанное можно напрямую отнести к Евсею Давидовичу Красику:
- Личность Евсея Давидовича, его интеллект, профес-сиональный опыт и знания, уровень общей культуры, степень образованности, наконец, интеллигентности не могли не повлиять соответствующим образом на его учеников. Под непосредственным руководством Евсея Давидовича за четверть века были подготовлены 94 клинических ординатора и аспиранта, а многие видные ученые и организаторы здравоохранения, главные врачи и заведующие отделениями психиатрических и наркологических учреждений Томской области, сотрудники НИИ психического здоровья являются его учениками, например, доктор медицинских наук, ныне академик А.И. Потапов, доктора медицинских наук В.Б. Миневич, П.П. Балашов, Г.В. Логвинович, И.А. Артемьев, А.В. Семке, кандидат медицинских наук М.И.Петров.
Как прекрасный педагог, исследователь, организатор, Евсей Давидович  привлекал к научной работе не только сотрудников кафедры, но и практических врачей, консультировал больных, проводил клинические конференции. Да, он привык своими знаниями щедро делиться. Не случайно принял самое активное участие в организации школ передового опыта для психиатров. Под руководством Красика проводились всесоюзные и республиканские научно-практические конференции и школы-семинары, в том числе научно-практические конференции по социально-трудовой реабилитации психически больных.
А опыт у него был уникальный.
- Евсей Давидович - автор более 300 работ, в том числе 18 монографий, 16 методических пособий. Ему принадлежит 17 рацпредложений. Красик один из первых в стране провел углубленное клинически-эпидемиологическое исследование шизофрении и разработал эффективные программы реабилитации больных. Евсей Давидович был хорошим технологом психиатрии, - говорит Александр Агарков. - Он построил такую технологию реабилитации психически больных, которая славилась на весь Советский Союз. В чем суть технологии? Как известно, психические болезни лечатся очень долго, зачастую имеют неблагоприятное течение, что сочетается с дезадаптацией человека. Так, иногда после перенесенного психотического приступа человека нужно заново учить, как чистить зубы, шнуровать ботинки, брать ложку. Снять психоз - это просто, но что делать этому больному дальше, как вернуть его в общество? Чтобы быстро вывести человека из тупика, надо быстро купировать психоз, адаптировать его к социальной жизни, вернуть к труду.  Для этого при больнице были построены мастерские на 500 мест, где наши подопечные приобретали какие-то навыки работы, вживались в коллектив. Следующий этап: возвращение больного в общество, к семье, к родителям. Кстати, одиноких обеспечивали на первое время общежитием.  А что касается трудоустройства, то были достигнуты договоренности с руководителями крупных томских предприятий, таких как ГПЗ-5, «Сибкабель», Томская обувная фабрика, «Сибэлектромотор», манометровый завод, о том, что выписавшиеся из больницы получат там работу. Вот такая была построена система.
Второе детище Евсея Давидовича - детское логопедическое отделение, где применили бригадную форму работы (врач-психиатр, психотерапевт, психолог, воспитатель действуют взаимосвязанно). То, что у нас в Сибири успешно работает уже второй десяток лет, на Западе только-только приживается, считается новым.
Коллеги говорят, что, уже имея признание мирового сообщества психиатров, Евсей Давидович всегда подчеркивал, что он, прежде всего, врач, поэтому консультативная и лечебная работа первостепенны для него. Кстати, в 1989 году возглавил группу психиатров РСФСР по оказанию помощи больным и пострадавшим в зоне Спитакского землетрясения.
Творческий подход Евсея Давидовича к работе, его энергия, умение заинтересовать и организовать сотрудников давали потрясающие результаты. Кафедра, возглавляемая Красиком,  многие годы неизменно занимала первое место среди других клинических кафедр мединститута по всем разделам работы.
Говорят, Евсей Давидович не участвовал  в политических играх, хотя с депутатскими обязанностями справлялся хорошо: избиратели к нему на прием валом валили, ведь он был не только влиятельным, но и очень внимательным, уважаемым человеком, к мнению которого прислушивались как в стенах вуза и больницы, так и во властных структурах.
- Он очень умело выстраивал отношения с людьми, власть предержащими в том числе, - говорит Александр Агарков. – Кстати, взаимодействие с управленческой элитой способствовало развитию больницы: хотя она и была федеральной, а значит, деньги на развитие, на матобеспечение приходилось «выколачивать» в Москве, большое значение имело, что ходатайствовал за медучреждение секретарь обкома партии. А потому такой страшный дефицит по тем временам, как мебель, областная психиатрическая больница получала вагонами.
В истории известны случаи, когда ученые, добившиеся высот в науке, так и не снискали любви сослуживцев. Конечно, общество и так им благодарно за блестящие результаты исследований и ценные открытия, прощая заносчивость и придирчивость, грубость и невнимание. Воспоминания о таких людях, как правило, сухи, а вот о Евсее Давидовиче вспоминают с теплотой, я бы даже сказала, с любовью.
- Он был всегда энергичным, красивым, общительным. Все ординаторы, аспирантки, медперсонал обращали на него внимание, - вспоминает Лидия Усова, проработавшая с Евсеем Давидовичем на кафедре 25 лет. - Его нельзя было не любить, потому что он был очень чутким (как к нуждам всего коллектива кафедры, больницы, так и к каждому отдельному человеку, будь то аспирант, медицинская сестра или пациент). Да, был требовательным, но на то имел полное право, ибо сам работал не покладая рук.
Поначалу он даже жил на кафедре - по приезду из Рязани его быт еще был не обустроен, а потому по вечерам он устраивал блестящие клинические разборы. А его лекции вызывали неизменный восторг: яркие, эмоциональные, соответствующие духу, специфике, настрою аудитории. В ТМИ он читал курсы по психиатрии, медицинской психологии, а в ТГУ – курс судебной психиатрии.
И сегодня, когда Евсея Давидовича нет, стоит только на кафедре психиатрии, в областной психиатрической больнице кому-нибудь заговорить о Красике, на лицах появляются улыбки: светлый был человек, душевный, живой, не лишенный каких-то своих «чудинок». Недавно кто-то вспомнил, как Евсей Давидович осваивал новый автомобиль – первую модель «Запорожца»:
- Мы привыкли, что талантливый человек во всем талантлив, думали, что и ездить он будет мастерски. Ан нет, скорость не превышала 10 километров в час, а когда с ним пытался заговорить пассажир авто, Красик вообще останавливался.
- Однажды Евсей Давидович признался, что ему лучше всего в жизни удается… выращивать помидоры, - говорит Лидия Усова. – У него всегда хороший урожай на даче был!
А Лариса Варанкова, зам. главного врача по лечебной работе, вспомнила, как она поступала на работу:
- Пообщавшись с главным врачом, я направилась к заведующему кафедрой психиатрии. Наслышана была о том, что Евсей Давидович мог задать самый неожиданный вопрос, будь то область профессиональных знаний либо сфера искусства. Зашла, присела, а он смотрит на меня и молчит. Долго молчал. А я сложила ручки - жду вердикта. И вот, наконец, он  звонит главному, мол, берем на работу. Только спустя годы я поняла, что означало его молчание: смотрел, как поведет себя человек в неординарной, стрессовой ситуации. Истеричка давно бы вышла из себя!
Евсей Давидович уехал в Израиль на постоянное место жительства в 1993 году вслед за детьми. Однако судьбой России, томичей, коллег продолжал интересоваться. То, что Евсей Давидович скучал по любимой работе, родному коллективу кафедры, больницы, – вне всякого сомнения. А еще он в Израиле очень скучал и… по сибирскому салу с тмином, с чесночком. Нет, конечно, и на земле обетованной готовили сей продукт, но наш профессор как-то обмолвился в телефонном разговоре: «Совсем не то!» Вот однажды и решили порадовать учителя, коллегу наши томские психиатры, да на почте такую посылку не приняли, так что сюрприз не удался… Зато книги и фильм о родной психиатрической больнице, подготовленные к 100-летнему юбилею этого лечебного учреждения, дошли до адресата, тот их прочитал-просмотрел с особым интересом, ну и, разумеется, тут же выдал отзыв-рецензию.
- Хоть и прошло пятнадцать лет с того дня, как поменял Евсей Давидович постоянное место жительства, он даже мысли не допускал, что теперь у него и больницы разные судьбы: его интерес к событиям, происходящим в больнице, клинике, СибГМУ, не ослабевал. Да и как могло быть иначе, ведь вместе столько пережито, столько сделано, - говорит Александр Агарков.
О нем вспоминать могут часами, просто поверить пока трудно, что нет больше талантливого ученого, врача от Бога, мудрого учителя, доброго  коллеги, старого друга…  Говорят, чтобы удивиться, нужно мгновение, а чтобы сделать удивительную вещь, нужны годы терпения и упорного труда.
Ирина ЯКОВЛЕВА.

комментарии
Имя
Комментарий
2 + 2 =
 

634029, Томск,

пр. Фрунзе, 11-Б