Рекламно-информационный портал

Категории

Уважаемые посетители сайта! Будем благодарны Вам за оперативно высказанные мнения о наших авторах и публикациях.

Предлагайте темы. Задавайте вопросы.

 

20 07 2010Красное знамя

«Нас поддерживал тыл»

Судьба Петра Марченко сложилась так, что 16-летним пареньком он, коренной сибиряк, оказался в Казахстане. Поступил в фабрично-заводское училище, готовившее специалистов вагонного хозяйства. Получив направление на станцию Аягуз после окончания училища, собирался работать осмотрщиком вагонов. Но все планы разом нарушила грянувшая война.

 

В армию призвали в ноябре 1941 года и направили в Семипалатинск, где формировалась 8-я стрелковая дивизия. 1 апреля 1942 года воинский эшелон с молодыми бойцами отошел от семипалатинского перрона. Эти ощущения 19-летний паренек не забудет никогда. За окном вагона простирались знакомые места. Миновали Аягуз, впереди лежал Джамбул. Сердце сжималось от предчувствия какой-то важной встречи и не обмануло. Его ждала мать. Целую неделю она выходила на перрон с горячими пирогами к каждому воинскому эшелону. И дождалась сына, благословила его на ратный подвиг. «Возвращайся с победой, сынок! - попросила. - И обязательно останься живым». После этой долгожданной и неожиданной встречи Петр немного успокоился, на юношу сошло какое-то удивительное чувство уверенности в правоте своего солдатского долга. Под ритмичный стук колес воинского эшелона неотвратимо, как грозовая туча, приближался фронт.
Накануне их прибытия маленькую станцию в Подмосковье жестоко разбомбили фашисты. Отдельные вражеские самолеты то и дело появлялись снова, кружа над руинами. Гул артиллерийской канонады казался особенно громким непривычным для новобранцев. Оставаться в вагонах эшелона было крайне опасно. Последовала команда: «Покинуть состав и укрыться в перелеске!»
Едва наступило относительное затишье, выстроились в колонну и быстрым маршем двинулись вперед. По майской жаре в… зимнем обмундировании прошагали около 40 километров. Кажется, никогда еще в своей жизни Петр не пролил столько пота. Даже в самой жаркой бане. Наконец-то, остановившись в каком-то селе, переоделись в летнюю форму, взяли на вооружение пушки на тракторной тяге и продолжили свой изматывающий поход. Передвигались вдоль линии фронта в основном по ночам, так как немецкие истребители, еще имея в 1942 году превосходство в воздухе, не гнушались гоняться даже за отдельными солдатами.
Беда пришла, как всегда, неожиданно. При форсировании небольшой речки на пути продвижения одна из пушек вместе с трактором и прицепом рухнула с обрыва в воду. Орудием тяжело ранило замполита, который через два часа скончался. Первая жертва войны, первые похороны на сельском кладбище, в которых участвовал Петр. Беда, как известно, не приходит одна. Орудие и трактор достали, а запас продовольствия в прицепе большей частью унесло течением. Четверо суток у молодых бойцов не было, по сути, маковой росинки. Только на пятый день выдали каждому по 500 граммов «черного, как шоколад, хлеба», выпеченного из муки, полученной из зерна, сожженного немцами на элеваторе. После длительной голодовки даже такой эрзац-хлеб показался лакомством.
- Мы заняли оборону во втором эшелоне, - вспоминает Петр Савельевич. - Устанавливали противотанковые надолбы, копали траншеи, сооружали блиндажи, маскировали орудия, одновременно изучая материальную часть. А в начале июля сменили одну из дивизий, стоявших в первом эшелоне. Вскоре к нашей радости 62-й артиллерийский полк, входивший в состав 8-й стрелковой дивизии, стал участником наступления. Только преждевременной оказалась эта радость. Наступление закончилось почти полной потерей личного состава дивизии. Вновь встали в оборону. И лишь 22 января 1943 года двинулись вперед, тесня фашистские войска. Заняли Касторную, вышли на Курскую дугу. О самом крупном танковом сражении Великой Отечественной войны на Огненной дуге написано много книг, мемуаров и воспоминаний очевидцев и участников. Свидетельствую: с 5 июля 1943 года начался настоящий ад на земле. Нашему командованию стало известно начало немецкого наступления - 5 часов утра. Было решено нанести упреждающий удар.
В 3 часа ночи началась интенсивная артподготовка, которая нанесла большой урон противнику. Огнем было уничтожено много боевой техники и живой силы. Однако немцы все равно пошли в атаку. Я - командир орудия крупного калибра. Окопались и замаскировались. На нашу батарею пошли танки, за ними эшелонами пехота. Бой развернулся ожесточенный. До сих пор сжимается сердце, как вспомнишь, сколько ребят, наших танкистов, погибло в той стальной мясорубке. От прямого попадания танки вспыхивали, как факел. В первый день и фашисты потеряли 400 танков. Особенно жарко было под Прохоровкой, где лоб в лоб сошлись свыше 1200 боевых машин. Отлетали башни, стволы пушек, рвались на куски гусеницы. От людей в этом стальном месиве оставалось «мокрое место». Над полем сражения стояли тучи пыли и клубы черного дыма. Тяжелейшие бои шли сутками, не прекращаясь ни на час, вплоть до 14 июля. А 15 июля, как раз в 20-й день моего рождения, наши войска прорвали вражескую оборону и перешли в наступление.
Воинское подразделение, в составе которого находился артиллерист Петр Марченко, после победы на Курской дуге форсировало Десну и Припять, участвовало в освобождении Киева, в окружении и разгроме корсуно-шевченковской группировки врага, в освобождении городов Мукачев и Чоп при переходе через Карпаты. За проявленный массовый героизм часть, в которой служил сибиряк Петр Марченко, была награждена орденом Суворова, а наш земляк получил в общей сложности 14 благодарностей от Верховного главнокомандующего.
-Тяжелейшие бои мы вели под Харьковом, - рассказывает Петр Савельевич, - дважды город переходил из рук в руки. Потери с обеих сторон громадные. Но в этот период войны мы ежечасно чувствовали поддержку тыла: пушки и снаряды поступали регулярно, недостатка в боеприпасах не чувствовали. Не забыть переправы через Днепр. Саперы проявляли чудеса героизма и смекалки, наводя понтоны в считанные часы для переправы пушек, снарядов и личного состава. Но вражеская авиация неистовствовала, разметая переправу в щепки. Гибли люди, падали в воду орудия. Однако остановить порыв наступающих советских войск фашисты уже не могли. Едва попав на противоположный берег, мы вступали в бой. Главная задача артиллеристов - уничтожать скопления вражеской техники, бить по огневым точкам и укреплениям, обеспечивая продвижение пехоты. Гитлер возлагал большие надежды на днепровскую линию обороны. Весь правый берег был буквально напичкан железобетонными оборонительными укреплениями, а подступы к ним заминированы. Каждый метр земли оплачен кровью, каждый шаг вперед стоил неимоверных усилий. Но и эта битва за Днепр была нами выиграна.
Довелось мне освобождать и Западную Украину. Громя немецкие войска, мы вынуждены были одновременно уничтожать диверсионные группировки, оставленные противником, остатки власовской армии, националистические банды. Участвовал в освобождении Польши и Венгрии, сражался и на территории Германии. Войну закончил в Праге, пройдя, как это ни удивительно, тысячи километров с одной и той же пушкой. Ох и досталось нашей «бедной старушке»! Свыше 50 шрамов и вмятин от попаданий осколков. И ничего, била врагов исправно и безотказно, только подноси 22-килограммовые снаряды.
Домой вернулся Петр Савельевич одним из первых в декабре 1945 года, согласно приказу Верховного главнокомандующего о первоочередной демобилизации ученых и железнодорожников. Окончил училище, затем техникум. Преподавал в училище, средней школе, работал в институте. Жил в Киеве. Этот период совпал с Чернобыльской трагедией 1986 года, когда по городу можно было ходить только с прикрытым лицом, нельзя отворять форточки и окна, а воду в Днепре признали непригодной для употребления. Настроение у горожан было паническим. Но только не у фронтовика, прошедшего многолетнюю боевую закалку. Однако забеспокоились дети и внуки. В конце концов, Петр Савельевич снова переехал в Томск, где живет и здравствует по сей день. 15 июля ему исполнилось 87 лет. С поворотного, жаркого боевого дня на Огненной дуге, где 20-летний командир орудия стоял насмерть, минуло целых 67 лет. Господь хранит защитников добра и справедливости, одаряя их долгим веком.
Фронтовой путь ветерана отмечен двумя медалями «За боевые заслуги», орденами Славы 3-й степени и Отечественной войны, другими правительственными наградами. Он - член Кировского районного совета ветеранов, активный участник патриотического воспитания молодежи. Несмотря на возраст, нередко выступает в колледжах, техникумах, делясь своими воспоминаниями. А ему есть что рассказать молодым.
Когда Петра Савельевича спрашивают о том, как живется ветерану, он отвечает: «Жить можно, хотя и сложно. Пенсия, конечно, грех обижаться, но большая часть денег уходит на лекарства, особенно после перенесенного инфаркта и операций». Правда, не только за себя привык беспокоиться фронтовик. Болит у него душа за тех, кто защищал Родину, а теперь не может ни жилья нормального добиться, ни путевки на лечение получить.
- Еще обиднее за тружеников тыла, - с возмущением говорит Петр Савельевич. - Разве мы смогли бы победить без их самоотверженной работы? Они недоедали, недосыпали ночей, не знали отдыха все четыре долгих года войны, думая об одном: «Как помочь фронту? Как приблизить Победу?» Да еще и детей воспитывали. Разве можно умалять заслуги этих удивительных людей? Низкий поклон им и наша великая благодарность от всех фронтовиков. Верю и надеюсь, что правительство и депутаты Государственной Думы РФ, в конце концов, воздадут этим труженикам за их неоценимый вклад в одну на всех, выстраданную всем советским народом Победу.
Илья ОТМАХОВ, участник Великой Отечественной войны.

комментарии
Имя
Комментарий
2 + 2 =
 

634029, Томск,

пр. Фрунзе, 11-Б