Рекламно-информационный портал

Категории

Уважаемые посетители сайта! Будем благодарны Вам за оперативно высказанные мнения о наших авторах и публикациях.

Предлагайте темы. Задавайте вопросы.

 

19 01 2010Красное знамя

Считает себя везучим

Ветеран Великой Отечественной Леонид Семенович Кужевский считает себя счастливым человеком. Он прошел всю войну, несколько раз был на волосок от гибели, но выжил, пятнадцать лет служил в пенитенциарной системе, занимаясь любимым делом. Сейчас у ветерана любимая жена Мария Петровна, трое детей, шесть внуков и пять правнуков.

 

Леонид Кужевский родился в 1922 году в деревне Даниловка Колпашевского района в семье Семена Францевича Кужевского, сына сосланного в Сибирь поляка. В деревне работящего крестьянина и рыбака Семена уважали. В 1929 году он подарил коммуне дом, постройки и уехал с женой и пятью детьми в Томск, устроился на лесоперевалочный комбинат. Коммунары, приезжая в город торговать рыбой и сельхозпродукцией, всегда останавливались в гостеприимном доме Кужевских и благодарили их за помощь.
В октябре 1937 года в разгар сталинских репрессий отца арестовали как врага народа. Жена и дети надеялись, что его скоро выпустят. Но он не вернулся. Позже узнали, что спустя десять дней после ареста Кужевского-старшего расстреляли. Матрена Гавриловна осталась с детьми одна. Два старших сына к тому времени жили отдельно. Опорой убитой горем матери и осиротевших младших сестер стал пятнадцатилетний Леонид, сразу повзрослевший и впервые задумавшийся о несправедливом устройстве общества и бесправии простых людей.
Закончив семь классов, Леонид и его друг Саша Гусев увидели расклеенные объявления о наборе на курсы зубных техников. Девушек, желающих учиться, было много, а парней не хватало. Кужевскому нравилась медицина и он с удовольствием учился.
Началась война, Леонид, внимательно слушая сводки и понимая, насколько тяжелое там положение,  знал, что его обязательно отправят на фронт. И готовился: записывал в блокнот сведения из учебников и лекций, а большей частью из собственной практики, как удалять и лечить зубы в полевых условиях, как оказывать первую медицинскую помощь при ранениях и переломах. Эта потертая книжка в темной кожаной обложке прошла с ним всю войну. Медицинские рецепты постепенно дополнили русско-венгерский и русско-польский разговорники, фронтовые стихи и задорные частушки с ненормативной лексикой. В конце исписанных аккуратным почерком страниц - характеристика ротного старшины, написавшего подчиненному после приказа о демобилизации: “Кужевскому, непокорному и неукротимому”.
Не дождавшись повестки, Леонид сам принес заявление в военкомат “прошу призвать меня рядовым”. Про клеймо “сына врага народа” не вспомнили и направили сначала в 387-й Омский запасной стрелковый полк, а потом в  27-ю воздушно-десантную бригаду четвертого батальона санитаром. Жизнь военных медиков была тяжелой. Когда шли маршем по нескольку десятков километров и вдруг давали долгожданную команду “отдых”, командиры и рядовые отдыхали, а санитары перевязывали раненых, лечили больных. А приказ “подъем” был для всех. Через два месяца Кужевского перевели в санроту, где он мог принести больше пользы. Вскоре начальство оценило знания, опыт молодого санитара и назначило ответственным за полковой медпункт и стационар. В полевых условиях приходилось многое изобретать, потому что медикаментов не хватало.
В 1944 году шли жестокие бои вблизи Балатона, много было убитых и раненых. Однажды пришел приказ о срочной эвакуации медпункта. Носилок не хватало. Тяжелораненых и больных из палат таскали на себе и грузили на повозки. Когда всех отправили, к Кужевскому подошел командир санроты капитан Быков и подал термометр: 41,3 градуса! Но... отлежался немного, и опять за работу. На фронте почти не болели, из-за постоянного стресса все силы организма были мобилизованы.
В апреле 1945 года шел штурм Вены, бои были кровопролитные. “Я трое суток не спал, не выходил из госпиталя, от усталости валился с ног”, - рассказывает Л. Кужевский. Отступая, немецкая армия бросала все. Из-за отсутствия горючего по обочинам дорог на протяжении нескольких километров валялась техника. Однажды в лесу обнаружили пустой госпиталь, на складе стояли ящики с лекарствами, перевязочным материалом и шелковыми медицинскими халатами. Л. Кужевский организовал вывоз целого грузовика медпрепаратов, и долгое время ими лечили раненых и больных.
Известие об окончании войны Кужевский встретил на марше. В конце колонны раздались выстрелы, крики. Радость победы прокатилась, как волна. Солдаты, счастливые оттого, что выстояли и остались живы, смеялись и плакали. “Я счастливый, даже ранение у меня счастливое: осколок на излете воткнулся в лопатку. Его вынули пассатижами и заклеили рану, - вспоминает ветеран. - Был и еще случай, подтвердивший надежное покровительство моего ангела-хранителя. Когда через Альпы проходил полк, я вместе со старшиной и лейтенантом ехал на повозке. Меня, как самого младшего по званию, послали в конец колонны узнать информацию. В это время немцы устроили засаду и открыли огонь. Когда с выполненным заданием я вернулся к повозке, увидел страшную картину: лошадь лежала на боку и билась в предсмертной агонии, старшине Кате Егоровой перебило обе ноги, врач, прислонившись к дереву, держал в руках вывалившиеся из раны кишки. Меня спасло чудо”. О войне ветерану напоминают награды: орден Великой Отечественной войны I степени, медали и семь благодарностей.
Л. Кужевский демобилизовался в 1947 году и приехал в родной Томск. В их квартире жили чужие люди. Мать и ее брат умерли в конце войны, отравившись купленной у солдат солью, сестру спасли. Они и не подозревали, что дефицитная трофейная соль смертельна и унесла много жизней. Сестра Лина, закончив техникум, уехала по распределению в Караганду. Жильцам дали другую квартиру, а фронтовику вернули ордер.
Трудно было привыкать к мирным будням, столько лет шла война. Спасали работа в областной поликлинике и встречи с будущей женой Александрой. Пациенты называли фронтовика “врач - золотые руки”, выстраивались к нему в очередь. Работы всегда было много. Только через семнадцать лет, когда пенсия была не за горами, Леонид Семенович решил поступить в Московский мединститут. Фронтовиков и отличников зачисляли вне конкурса.
 После получения диплома Л. Кужевского назначили на должность врача-стоматолога, потом - заведующего зубопротезной лабораторией.
В 1975 году Леонид Семенович перешел работать в ЛТП-1, который относился к милицейскому ведомству. Кроме профилактория, обслуживал еще и колонии - ИТК-1 и ИТК-4, отсюда и ушел на заслуженный отдых.
Наталья КАРДАШ.

УФСИН России по Томской области.

комментарии
Имя
Комментарий
2 + 2 =
 

634029, Томск,

пр. Фрунзе, 11-Б