Рекламно-информационный портал

Категории

Уважаемые посетители сайта! Будем благодарны Вам за оперативно высказанные мнения о наших авторах и публикациях.

Предлагайте темы. Задавайте вопросы.

 

07 07 2016Красное знамя

Они все забыли?

Мне было всего три года, когда началась война. 1 августа 1941 года отца, Никиту Алексеевича Макарова, призвали на военную службу. Мама, Мария Михайловна, провожая мужа на фронт, желала одного, чтобы вернулся живым. Но вышло так, что осталась 27-летней вдовой с двумя детьми на руках, да еще помогла встать на ноги пятерым своим братьям и сестрам.


Отец после короткой военной подготовки в Асино, где формировалась 370-я стрелковая дивизия, 19 ноября 1941 года отбыл на фронт. Первая военная зима выдалась очень суровой. Но, несмотря на жгучий мороз и снежную пургу, на вокзале собралось почти все население г. Асино, чтобы проводить родных и близких. В 11 часов прозвучал тревожный гудок паровоза, и первые эшелоны тронулись в путь, увозя бойцов навстречу неизвестной судьбе.

Они попали на северный Карельский фронт в район Каргополя, где тот же 40-градусный мороз, а впереди знаменитая, неприступная линия Маннергейма, протянувшаяся на 135 в длину и 95 километров в глубину. Однако в январе 1942 года, когда обострилась ситуация под осажденным Ленинградом, дивизию перевели на Северо-западный фронт в составе 34-й армии под город Старая Русса. Части дивизии двигались по гати – дороге, выложенной деревянным настилом на протяжении почти 120 километров. Воинов обстреливали и бомбили с воздуха фашисты, но то был кратчайший путь до места назначения. В бой вступили с ходу, не дожидаясь подхода основных сил и артиллерии.

Два года бойцы, зимой замерзая и утопая в снегу, а летом в болотах, изматывали силы врага, сдерживая его наступающий порыв и, не давая уничтожить Ленинград. Как у жителей осажденного города, у них тоже не хватало продовольствия, а в непрерывных боях гибли боевые товарищи. Сибирское подразделение участвовало в разгроме фашистов, окруженных в знаменитом Демьянском котле, сдерживая атаки пьяных эсэсовцев из дивизии «Мертвая голова». Преодолев все преграды с боями, части дивизии в составе Первого Белорусского фронта 20 июля 1944 года вышли на государственную границу Советского Союза и Польши.

25 июля, освобождая Люблин, обнаружили немецкий концлагерь Майданек, где было  сожжено в печах крематориев, удушено газом, замучено голодом и холодом почти 80 тысяч евреев, русских, украинцев, поляков. Еще дымились печи, лежали приготовленные к отправке в Германию груды одежды, обуви, человеческих волос и пепла. Каждый день промедления стоил бы сотен жизней, в том чисел поляков и украинцев, которые, забыв о своих спасителях, платят им сегодня черной неблагодарностью.

Вислу форсировали ночью 30 июля. Второму батальону, в котором сражался отец, достался крутой скалистый и неудобный для высадки противоположный берег. Но именно это обстоятельство и спасло многих бойцов, поскольку немцы так и не обнаружили переправы. Накануне ночью на хуторе побывали наши разведчики и, встретив на берегу подростков, пришедших за водой, предупредили о предстоящем бое. Поэтому все жители успели укрыться на восточном берегу, занятом нашими войсками. 

Об этом я узнала во время моего пребывания в Польше от 80-летнего поляка, который хорошо помнил те трагические события. И он один из тех, кто благодарен освободителям. Две недели бойцы под постоянным артиллерийским огнем и бомбежкой удерживали плацдарм, отражая атаки немцев. В одном из боев 16 августа 1944 года отец погиб. И не суждено было ему узнать, что все оставшиеся в живых бойцы награждены правительственными наградами, а командиру батальона Александру Федоровичу Смирнову присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Отличились воины всей 370-й стрелковой дивизии. За блестяще проведенные операции по освобождению Люблина и уничтожению врагов на Пулавском плацдарме - орден Боевого Красного Знамени, а за прорыв обороны южнее Варшавы - орден Кутузова II степени.

После многолетних безуспешных поисков отцовской могилы я побывала в Польше. Небольшой участок боевого пути 370-й дивизии до Вислы и хутора Насилув прошла пешком. В Люблине посетила концлагерь Майданек, где даже через 70 лет не выветрился запах смерти. Спасенный еще подростком поляк показал место, где сначала были захоронены павшие солдаты. Вся поляна была покрыта цветущими одуванчиками, которые так и стоят перед глазами. Еще в 1947 году погибших перезахоронили на совместном советско-польском кладбище в городе Гарволин, где в братских могилах покоятся 10500 советских и 345 польских бойцов. Побывала в красивых ухоженных городах Краков, Ченстохов, Варшава, спасенных от разрушения нашими бойцами. 600 тысяч жизней положено за освобождение Польши! О, если бы эти полные сил мужчины вернулись домой, сколько было бы счастливых матерей, жен, невест! Выросли бы с отцами дети, наши матери не ушли бы из жизни так рано, поднимая на ноги из последних сил нас, сирот войны. 

Думаю об этом постоянно. Каким неблагодарным стал мир. Последней чашей, переполнившей мое терпение, стал поступок польских вандалов, которые осквернили кладбище в Гарволине, где покоится с боевыми товарищами и мой отец. По центральному телевидению показали разбитые надгробья. Уже в третий раз нарушают их покой  недоумки с отмороженной памятью. Чего доброго и вообще кладбища снесут, чтобы освободить место для размещения военных баз американцам. Вот и остается нам только шествие в рядах «Бессмертного полка» 9 Мая, участвуя в котором мои внуки и правнуки несут портрет своего деда и прадеда Никиты Алексеевича Макарова, освободителя и защитника неблагодарной Польши. 

Эльвира МАКАРОВА-КУЗИНА.

комментарии
Имя
Комментарий
2 + 2 =
 

634029, Томск,

пр. Фрунзе, 11-Б